Ростов

Наши люди. Подкаст «Городского репортера». Выпуск №2 от 6 марта 2020

Гость второго выпуска подкаста «Наши люди» – журналист, краевед, просветитель, генеральный директор агентства «Бонус медиа» Алексей Павловский.

Мы поговорили с Алексеем об уникальных ростовских проектах, независимой журналистике, тайнах исчезновения известного фестиваля Bridge of Arts. Вместе с Алексеем Павловским «Городской репортер» выяснил, где живут самые дружелюбные люди, почему ростовский туалет на Газетном знаменит на весь мир и где самое интересное место у памятника Первой конной дивизии.

Текстовая версия:

Андрей Рослый: Всем привет, это второй выпуск подкаста «Наши люди».

Татьяна Голянова: Сегодня мы поговорим с Алексеем Павловским — директором агентства «Бонус-Медиа», краеведом, журналистом, организатором культурных проектов в Ростове. Алексей начинал свою карьеру на радиостанции «Эхо Ростова» с 2005 по 2007 годы был главным редактором издания «Деловой квартал». За его спиной такие крупные проекты как «тотальный диктант», Bridge of Arts, «фестиваль уличного кино», «Библиоринг». Уверена, что назвала далеко не все, но наиболее яркие мы озвучили.

Алексей Павловский: Ну, не все за спиной.

Андрей Рослый: А многие еще впереди.

Алексей Павловский: Многие продолжаются и развиваются. «Библиоринг» – это такое специфическое название, большей части людей проект известен, как «Открой рот» – чемпионат по чтению вслух среди взрослых и «Страница» – это проект для старшеклассников.

Татьяна Голянова: Как я понимаю, это просто обобщенное название?

Алексей Павловский: Да, а всё вместе – это межрегиональная федерация чтения.

Татьяна Голянова: Мы затронули тему мероприятий и их действительно за вашей спиной огромное количество, а каких не хватает конкретно Ростову?

Алексей Павловский: Которые были бы уникальны для страны и мира. У города есть все чтобы такие мероприятия проводить, но нет, скажем так, тех ресурсов и той поддержки, которая необходима всем идеям, контактам. Ну вот, даже тот фестиваль, которым я горжусь, «РУфест» – единственный в стране фестиваль грамотного общения. Он был первым и до сих пор остается уникальным форматом, но буксует, останавливается и не развивается по той простой причине, что необходимо подключение неких ресурсов. Желание партнеров, коммерческих и государственных, чтобы сделать интересное событие, о котором будет говорить вся страна.

Андрей Рослый: Как задумывался «РУфест» и почему он появился?

Алексей Павловский: Ну, «РУфест» вырос из новосибирского проекта «Тотальный диктант». В свое время, меня называли экспортером новосибирских проектов на юг страны. Сначала, это был «Тотальный диктант», а потом все что связано с чтением, тот самый «Открой рот» и «Страница». Сперва появились они, а потом идея сделать целую неделю русского языка. Изначально, фестиваль задумывался, как способ привлечь внимание к тотальному диктанту, мы разогревали публику в течение недели, чтобы в субботу она приходила писать диктант.

Татьяна Голянова: Стоит ли ждать «РУфест» в этом году?

Алексей Павловский: «РУфест» традиционно проводился в апреле, в этом году мы отклеились от тотального диктанта т.к. он очень рано проходит. Всё-таки у нас уличные мероприятия и в конце марта ещё прохладно. Если все сложится и совпадёт проведем летом.

Андрей Рослый: А что у нас с фестивалем «Bridge of Arts» о котором говорили: «Да, Ростов! Будем строить кинокластер, у нас фестиваль, к нам едут звёзды, будем снимать классное кино»? Он ушел из Ростова-на-Дону в 2018 году, но ведь был отличный замах «Ростов будет великим киноцентром». В итоге, фестиваль покидает город и не понятно, что будет дальше.

Алексей Павловский: Мы уже говорили, что есть люди, есть идеи, но нет ресурсов. В случае с кинофестивалем, это ресурсы, многократно превосходящие «РУфест». Это прям очень много денег. Дорого, но не неподъемно для нашего города.  В любом случае, нужна поддержка руководства фестиваля, а это инициаторы и не только ростовские, ну, тот же Олег Тактаров, Сергей Багиров, которые вкладывали свои деньги в первые три фестиваля. Были обещания, которые не были выполнены и соответственно люди просто перестали финансировать в регион, видя, что ему это, в лице властей, не нужно. Однако Ростов был продемонстрирован людям, принимающим решения о съемках, как место, как локация для фильмов. Фестиваля нет уже полтора года, но съемочный процесс здесь не останавливается.

Татьяна Голянова: по образованию, вы же не журналист?

Алексей Павловский: Юрист. Я учился в то время, когда самыми престижными профессиями считались юрист и экономист. Это был расцвет этих факультетов, были самые высокие конкурсы, проходные баллы. Скажем так, мои представления о том, чем я хочу заниматься и представления о престижности и прочем, не совпадали. Поэтому, я старшеклассником пошел работать на радио «Эхо Ростова», заниматься тем, чем хочу, а учился на престижную профессию.

Татьяна Голянова: Как же вас старшеклассника взяли?

Алексей Павловский: А вот не знаю, как-то захотел, пришёл, поросился и работал без всяких денег.

Андрей Рослый: Почему ты не остался в журналистике?

Алексей Павловский: закончилась журналистика того рода, когда ты чувствуешь себя независимым. Понятно, что вопрос независимости — это субъективное ощущение, но, когда тебе не говорят, что писать, а что не писать. Когда ты выбираешь темы, которые должны и могут быть интересны твоей аудитории, когда ты пишешь так, чтобы были представлены все стороны.

Андрей Рослый: Гид по Ростову, расскажи пожалуйста об этом проекте, почему ты решил людей по городу водить?

Алексей Павловский: Во-первых, мне было всегда интересна история города, в котором я живу. Во-вторых, меня свела судьба с таким уникальным, на мой взгляд, историком Сергеем Кисиным. Очень много лет работали вместе и естественно, он мне очень много рассказывал и в этой любви меня укреплял. Когда я переквалифицировался в пиарщики у нас был проект, который подразумевал создание таких «человеческих» экскурсий, это был 2010 год. На тот момент в нашем городе подобным занимались одна-две компании ещё и по советским стандартам.

Андрей Рослый: это как?

Алексей Павловский: Когда гид читает заученные тексты, не ориентируясь на то, что интересует публику. Нам нужно было сделать так, чтобы экскурсии были интересны ростовчанам, которые и так знают свой город. Вот, кстати, в этом году будет 10 лет, как я гидом прикидываюсь.

Татьяна Голянова: Я знаю, как можно было прекрасно пройтись по Ростову с пользой. Как активный потребитель YouTube, что в наше время не редкость, я наткнулась на прекрасный канал «взгляд Москвича», как Вас затянули поучаствовать в этом проекте?

Алексей Павловский: Тут сработала моя безотказность, хорошо, что я не девушка. Дело в том, что, если просят что-то рассказать или о чем-то поговорить, я как правило соглашаюсь. Автор канала просто бросил клич, кто бы мог показать город, и кто-то порекомендовал меня.

Татьяна Голянова: Это был Ваш маршрут или вы вместе его разрабатывали?

Алексей Павловский: Нет, он был продиктован обстоятельствами. Автор канала приехал в Ростов на мероприятие, а в свободное время, вот, что мы успевали, то и смотрели. Многое не попало в выпуск, так как гуляли в темное время суток, но все, что потом отметили в комментариях, мы видели и по барам прошлись.

Андрей Рослый: Ну, зашли и вышли, просто посмотрели?

Алексей Павловский: Естественно, интерьер оценивали.  Самое главное, я считаю: человек уехал, влюбленный в наш город. По крайней мере, это было видно по его реакции.

Андрей Рослый: Почему ты не уезжаешь из Ростова?

Алексей Павловский: Наверно, по специфики профессии. Ростовский краевед вряд ли в Москве пригодится, там своя история, здания, экскурсии. Что касается пиара — это профессия, во многом зависящая от связей, контактов, дружеских отношений со СМИ, тоже самое с журналистикой. Если эмоционально, то я во многом не переезжаю, потому что не встретил города лучше, чем Ростова.

Андрей Рослый: Моя любимая байка о Ростове — наша знаменитая площадь под яйцами. Ведь есть история, как появилось это знаменитое название, что якобы эту легендарную часть коню приделали к уже созданной скульптуре.  Правда или нет?

Алексей Павловский: Я склоняюсь к тому, что правда. Рассказывают, что Вучетич создававший эту скульптуру для Мамаева кургана, но она оказалась излишней, тогда он передал скульптуру в свой родной город.  Были доделки, переделки, и после это стало памятником первой конной армии. Когда Буденный приехал на открытие, подметил что казаки на кобылах никогда не скакали. Ну, он видимо не подумал, что все будет воспринято буквально. Говорят, что за ночь добавили этой кобыле то, что, собственно, отличает её от коня.

Татьяна Голянова: А история о знаменитом туалете на газетном?

Алексей Павловский: Туалет, действительно, уникальный, связанно это с 45-м годом, когда к нам с гуманитарной миссией приехала Клементина Черчилль. Город был разрушен, особенно его центральная часть. Есть протокол и план поездки с объектами, которые должны быть по ходу следования, одним из таким является общественный туалет. Должен быть, значит сделаем. Под туалет приспособили помещение, в котором до войны располагалось общество поэтов. Это был небольшой такой кабак, где была сцена и располагалась творческая элита города. Во время войны немцы оборудовали это под казино, а после освобождения города — это подвальные помещения. Их довольно просто переделали под общественный туалет. Он так поразили баронессу, что где-то даже сохранились записи, в которых она восхищается благоустройством города. Так он стал известен на весь мир.  Сейчас снова ведется реконструкция, рассказывают, что, когда поднимали полы нашли большое количество, чего бы вы думали? Кошельков и портмоне разных размеров и эпох. Карманники доставали кошельки и спускались в туалет, чтобы не быть пойманными с поличным, сбрасывали их там.

Андрей Рослый: Из фейсбука: «Мои друзья из других городов скоро будут отписываться от меня из-за постоянной пропаганды Ростова-на-Дону, а белорусы вообще лишат национальности. Но всё-таки, как же у нас много крутых людей на квадратный метр». Мне кажется, что как минимум, один крутой человек на эти квадратные метры у нас здесь находится — это Алексей Павловский. Спасибо тебе огромное, что пришел, поговорил, поделился, пошутил, выпил с нами чаю. Всего тебе наилучшего в дальнейших проектах.

Алексей Павловский: Вам спасибо!

Андрей Рослый: Это были «Наши люди» мы прощаемся, пока.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *